Версия для печати
Вторник, 05 мая 2020 16:48

«Из фронтовой почты...»

Письма с фронтов Великой Отечественной войны — документы огромной силы. В пропахших порохом строках — дыхание войны, грубость суровых окопных будней, нежность солдатского сердца, вера в Победу…

Письма написаны бесхитростным языком, в основном о том, что волнует. Только вот читать эти строки сложно — комок застревает в горле, а на глаза наворачиваются слёзы. Может быть потому, что они обладают одним несомненным достоинством — почти всегда отражают неповторимый колорит времени и раскрывают детали, недоступные официальным документам или газетным публикациям.

В Тамбовском областном краеведческом музее под номерами 10037/1-4, 10038/1-8 и 10039/1-31 основного фонда и 3404/1-4 научно-вспомогательного фонда хранится коллекция Заволокина Алексея Николаевича, переданная музею на вечное хранение в 1966 году его супругой Заволокиной Александрой Фёдоровной. Всего в коллекции 67 предметов. Среди них семь писем, написанных Алексеем Николаевичем в период 1 марта 1943 – 5 июля 1944 годов и адресованных Заволокиной А.Ф. в г. Тамбов на ул. Товарную, дом 17.

Алексей Заволокин родился в марте 1904 года в г. Тамбове, в рабочей семье. До войны поменял несколько профессий. С сентября 1927 года по март 1930 года учился на высших курсах сельхозкооперации и сельхозкредита. По окончании учёбы был направлен в Воронеж работать по специальности. С марта 1932 года был на партийной работе. В октябре 1942 года добровольцев ушёл на фронт. Воевал на Воронежском фронте, освобождал Будапешт и Бухарест. За боевые заслуги награждён орденами «Красной Звезды», «Отечественной войны» I–й и II-й степеней.

Не было на фронте человека, который бы не скучал по родному дому, не исключением был и Алексей Заволокин. Не случайно почти все его письма начинаются с обращения к родным и близким: «моя дорогая мамка и дочка», «моя дорогая жёнушка» и т.д. Письма майора Заволокина передают всю гамму его чувств к жене и дочери, доносят фронтовую атмосферу конца войны. К жене он обращается очень тепло и нежно, называя её «дорогуша моя, мое золотце, моя прелесть, мой милый Шурик». В каждом письме — воспоминание о мирном времени, о незабываемых минутах, проведённых вместе, о первой встрече: «Это золотые воспоминания, когда ко мне навсегда приехал мой Шурик, моя радость и счастье»; «Я этих дней не забыл и не забуду. Это были мои дни для тебя, для моего Шурика».

В каждом его письме к жене чувствуется неподдельная любовь и тревога за близких: «Фронт теперь от вас далеко… Шурик, мой дорогой, как твоё здоровье, как ты себя чувствуешь, как твоё сердце? Как моя дочка? Как её здоровье? Как там старики мои? Желаю всем вам здоровья и успехов в работе».

В письмах встречаются короткие повествования о войне, где можно прочесть строки о зверствах фашистов: «Видел сгоревшие дотла и горящие села и деревни, видел сожжённые трупы наших бойцов»; и желании освободить землю от этой «нечисти»: «Всё это зовет к ещё большему мщению, к скорейшему освобождению нашей земли от этих извергов, к быстрейшему изгнанию их с нашей Советской Земли, к быстрейшему освобождению наших Советских Людей, находящихся ещё на территории оккупированной немцами».

В одном из писем Алексей Николаевич посылает жене фронтовое стихотворение, которое, как он пишет, «…отображает истинное положение нас здесь, а в том числе и меня. Хорошее стихотворение. Почитай внимательно. Я его посвящаю целиком своему любимому Шурику (хоть оно и не моё):

Алексей Заволокин Румыния, 1945 г.
Алексей Заволокин
Румыния, 1945 г.

Из фронтовой почты.

Весенний дождь хлыстал кусты,
И над землянкой ветер злился.
Мне этой ночью снилась ты,
И городок далёкий снился.
В какой бы ни был стороне,
Какой бы ни свистел мне ветер,
Не надо больше счастья мне,
Чем то, что ты живешь на свете.
Опять весна над русскими полями.
Ты писем ждешь, недели торопя.
Их много с фронтовыми штемпелями
Скопилось за год у тебя.
Пускай у писем долгая дорога,
Но мне от мыслей хорошо моих:
Ведь эти письма я руками трогал,
И ты, читая, будешь трогать их.
Я о тебе не разучился думать.
Сегодня бой, и завтра будет бой.
Течет песок в землянке от обстрела.
Мы за войну не виделись с тобой –
Наверно, изменилась, постарела.
Но в мыслях вижу и сейчас тебя,
Еще красивую и молодую,
Пусть жестче, строже сделались черты,
Так на плакатах Родину рисуют,
Немного на нее похожа ты.
Горячи дни, ночами отдых краток.
Кругом воронки и следы огня.
Бойцы ждут писем от своих солдаток,
Ну, что ж, и ты солдатка у меня.
В дымках разрывов небо голубое,
Свистит свинец у самого виска.
Ты далеко, но в этом пекле боя,
Как никогда, ты стала мне близка.
И то, что пули пролетают мимо,
Мне верить хочется среди огня,
Что ты со мной присутствуешь незримо,
Своей любовью бережешь меня.
Пускай в боях проходят дни и ночи,
Не сдам, сумею все перенести,
И обо мне ты не тревожься очень,
О дочке думай – береги, расти».

Уже давно переписка близких людей той поры перестала быть личным делом. Это уже история, своеобразная художественная летопись времён военного лихолетья. У каждой семьи своя история. Но всех объединяет одно — общая причастность к трагическим событиям Второй мировой войны. До сих пор письма с фронта, обожжённые, надорванные, полуистлевшие, трогают нас до глубины души.

 

Черкасова Ольга Анатольевна,
учёный секретарь Тамбовского областного краеведческого музея

 

Joomla Gallery makes it better. Balbooa.com

 

Прочитано 143 раз

Последнее от TOKM

--